Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Ольга Туханина пишет: За те пятнадцать лет, которые по сути существует наша современная оппозиция, никаких впечатляющих результатов она добиться не смогла. Результаты выборов раз от раза все плачевнее, насмешки над оппозицией все громче, персонажи все карикатурнее. Чем хуже обстоят дела, тем громче заявления. Впрочем, оппозиция в этом не одинока.

Однако, один-единственный настоящий успех у нашей оппозиции все-таки есть. Действительно серьезное достижение. Без дураков. Иронизировать здесь не приходится. И это вовсе не масштабные митинги на Болотной и Сахарова, не второй результат на выборах мэра Москвы и даже не изгнание Леси Рябцевой с оппозиционной радиостанции. Успех нашей оппозиции состоит в том, что за пятнадцать лет ей удалось приватизировать само слово «оппозиция».

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Я останусь с тобой. Но не только с тобой.

Я приехал от красного Солнца.

От утра, от родного оконца.

От тех дней, где уют и покой —

В эту тёмную ночь,

Где от жути волнуюсь,

И мне вряд ли дадут автомат…

Хоть не жду, но я в запахе улиц

Нахожусь, где солдаты лежат…

Эта жизнь – я не знал её прежде,

Но спустились собаки с горы.

Как-то сбоку, в гражданской одежде,

Остаюсь я с той самой поры.

И как высказать?.. Стать бы полезным…

Хоть на грамм у великой войны.

Хоть на край этой алчущей бездны,

На краю нашей общей страны…

Александр Моржиков

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Американская культура в своём движении к упрощению достигла предела. Двигаться дальше — просто некуда. Так считают исследователи. Об американском тупике рассказывает ресурс Mixednews.ru со ссылкой на thedailymash.co.uk.

Специалисты Научно-исследовательского института предупреждают: процесс упрощения содержания новостных и развлекательных медиа перешёл все границы. Профессор Генри Брубакера говорит: «Большая часть телевизионных программ посвящена кулинарии, паранормальным явлениям или дрязгам опустившихся людей. Новости состоят из отзывов по какому-нибудь поводу вперемешку с сообщениями о природных катаклизмах».

И ещё: «В настоящее время публикуются только автобиографии знаменитостей, написанные за них нанятыми авторами или триллеры о серийных убийцах с названиями вроде «Собиратель лиц». Кроме этого, люди ещё читают в Интернете статьи вроде «10 фактов о том, как нарастить мышечную массу».

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Вот уже в 17-й раз в СК им. Н.Гастелло руководством Уфимского Моторостроительного Производственного Объединения проведён Всероссийский турнир по боксу, посвященный памяти тренера заслуженного работника культуры БАССР Николая Ивановича Митькина.

Организации турнира также способствовало Региональное отделение в Республике Башкортостан Всероссийской политической партии "ПАРТИЯ ВЕЛИКОЕ ОТЕЧЕСТВО" при активном участии Ришата Зарипова.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Для меня до сих пор остаётся загадкой, понимали и понимают ли те, кто распространяет антисоветские настроения, какой клин вбивают своими действиями в фундамент нашего общества? С первых лет моей жизни я попал под влияние антисоветского течения. Будучи рождённым в СССР, я не понимал, что это моя Родина. Советский Союз воспринимался мной как нечто нехорошее, устаревшее, давно умершее. Все, что напоминало о его недавнем существовании, вызывало у меня негативные эмоции. Отлично помню, как я не любил, почти ненавидел образ Ленина. Мало того, уже в семь лет я рассказывал своим «отставшим» друзьям, что В.И. Ленин это не «добрый дедушка Ленин», а злой, нехороший человек, из-за которого мы до сих пор плохо живём. Помню, какое презрение вызывали у меня советские деньги, уже вышедшие в тот момент из обращения. Герб на советских копейках прочно ассоциировался с какой-то тоскливой старостью, дряхлостью.

Образ Сталина и его эпохи был в моём сознании сильно демонизирован. Я представлял себе тридцатые годы как какой-то сплошной, непроходящий мрак, в котором людям жилось очень плохо и очень страшно. Этому способствовало чтение моими старшими родственниками книг Солженицына и их высказывания по поводу прочитанного. Сильное влияние оказали на меня политические анекдоты о советском прошлом, которые толстыми томами издавались в первой половине 90-х гг.