Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Обострение отношений с Западом, неизбежно вызванное стремлением России проводить независимый политический курс, всё сильнее раскручивает санкционную «спираль», инициатором которой являются США. Вводимые санкции уже касаются целых секторов экономики, оказывают угнетающее воздействие на ряд отраслей отечественной промышленности и банковскую систему. В своей статье член Воронежского отделения Партии Великое Отечество, кандидат экономических наук Вадим Юрьевич Чигирёв попытался разобраться, что такое санкции, какие виды санкций существуют, каков механизм их применения и что нужно предпринять для минимизации влияния санкций на российскую экономику. Предлагаем материал вашему вниманию.

 

 «Для начала осветим ряд терминов и определений.

Санкции – это ограничения, устанавливаемые международными организациями или отдельными государствами в отношении другого государства, части его территории, отдельных отраслей экономики или групп товаров, определенного списка конкретных физических или юридических лиц, направленные на достижение экономических и/или политических целей инициатора санкций.

Цель санкций – заставить правительство и хозяйствующие субъекты определенной страны или группы стран принять решения самого разного уровня значимости: от ограничения нежелательной деятельности (например, разработки ядерной программы Ираном) и изменения законодательства вплоть до смены государственного строя.

Наиболее влиятельной международной организацией, имеющей право вводить глобальные экономические санкции, является Совет Безопасности ООН. Резолюции Совбеза ООН направлены на предотвращение нарушений мира и международных соглашений и имеют обязательную силу для всех государств-участников ООН. Применение экономических санкций международным сообществом предусмотрено Главой VII Устава ООН.

Вместе с тем, в последние годы, игнорируя ООН как высшую инстанцию мирового сообщества, инструмент санкций всё активнее используется отдельными странами  (прежде всего США) для достижения собственных политических и экономических целей.

Именно США, претендуя на роль мирового «жандарма», в структуре своих органов государственной власти предусмотрело специально созданную структуру – Управление по контролю за иностранными активами (OFAC, Office of Foreing Assets Control) Министерства финансов США. Эта организация имеет право законодательной инициативы по введению новых санкций и изменению существующих, а также устанавливает требования к соблюдению экономических и торговых санкций США и вводит штрафы за их  нарушение.

Для участников международных операций это предполагает возникновение так называемого «комплаенс-риска» (англ. compliance — согласие, соответствие; происходит от глагола to comply — соответствовать).

Комплаенс-риск – это риск применения штрафных мер в отношении участника или группы участников сделок, связанный с нарушением требований регулирующих органов (в данном случае регулирующего органа США – OFAC).

В настоящее время OFAC имеет в своем арсенале два вида санкций: блокирующие и секторальные.

Блокирующие санкции SDN  (Specially Designated Nationals) – применяются в отношении конкретных физических и юридических лиц, а также объединений и организаций, с которыми запрещается сотрудничество и совершение операций с каким-либо имуществом или правом на имущество.

Отличительной особенностью блокирующих санкций является то, что всё имущество и имущественные права лиц, попавших в список SDN, считаются заблокированными и не могут быть использованы. А с участниками такого списка запрещается совершение любых сделок, ни прямо, ни косвенно.

При этом, если в случае с санкциями Евросоюза комплаенс-риск заключается в вероятности возврата платежа по сделке, в которой присутствует участник санкционного списка, то санкции США предполагают «замораживание» средств на специальном счете Казначейства США на период действия санкций. На практике это означает, что банки ЕС вернут вам деньги, сорвав сделку, а банки, находящиеся в юрисдикции США (т.е. не только расположенные на территории США, но и иностранные банки, имеющие корреспондентские счета в США) перехватят платеж и разместят его на специальном депозите OFAC на неопределенный срок. Следовательно, санкции США изначально содержат более высокий комплаенс-риск для участников международных расчетов, чем санкции Евросоюза (санкции Евросоюза носят ограничительный характер, санкции США – карательный).

Применительно к России блокирующие санкции SDN введены по программе «Украина» и направлены в основном против предприятий оборонно-промышленного комплекса и их руководства, а также ряда российских политиков и иных физических лиц.

К примеру, в настоящее время в список SDN включены: ОАО «НПК Уралвагонзавод», ГСКБ «Алмаз-Антей», Концерн «Калашников», КБ Приборостроения, «Долгопрудненское научно-производственное предприятие» и другие.

Отметим, что и любое лицо (или группа лиц), прямо или косвенно владеющее долей более 50% уставного капитала организации, попавшей под блокирующие или секторальные санкции, тоже считается субъектом этих санкций (так называемое «Правило 50%»). Единственное, «Правило 50%» на данный момент неприменимо к надсекторальным – государственным – структурам, которые также владеют контрольными пакетами акций ряда российских компаний, попавших под санкции. Это пока ещё исключение, по сути, является «ватер-линией» степени напряженности российско-американских отношений (в отличие, скажем, от Ирана и Северной Кореи).

С актуальным списком SDN можно ознакомиться здесь: http://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/sdn-list/pages/default.aspx

Секторальные санкции SSI (Sectoral Sanctions Identifications) – меры, ограничивающие совершение ряда сделок и операций в отношении компаний определенных секторов экономики. Санкции этого типа впервые применены к России. Они направлены против конкретных секторов экономики. При этом имущество и имущественные права участников списка SSI  не считаются заблокированными (в отличие от блокирующих санкций).

Секторальные санкции OFAC:

  1. Вводят ограничения на доступ к заемным средствам и привлечение финансовых ресурсов на западных рынках капитала. Расчет основан на том, что внутри России стоимость денег высокая (в результате проводимой независимым от государства Центральным Банком денежно-кредитной политики, основанной на «Вашингтонском консенсусе»), а дешевые деньги на Западе станут недоступными.
  2. Запрещают сотрудничество с российскими компаниями топливно-энергетического комплекса, связанного с геологоразведкой и добычей труднодоступной нефти. Под данное ограничение попадают любые проекты по разработке и добыче углеводородов, прежде всего, на Арктическом шельфе.
  3. Затрагивают ОПК России – российских производителей оборонной продукции, которые задействованы в поставках вооружений в Сирию или любую другую «определенную страну» (которую таковой объявит президент США).

К слову отметим, что, несмотря на то, что изначально санкции вводились в связи с ситуацией в Украине, содержание этих ограничений к самой Украине имеет весьма опосредованное отношение. Скорее они являются проявлением геополитической и экономической борьбы за мировое влияние и контроль над мировыми запасами природных ресурсов. А значит, есть основания предполагать, что «санкционная спираль» будет развиваться вне зависимости от перспектив урегулирования украинского вопроса.

В настоящее время в список SSI включены: Сбербанк, Внешэкономбанк, Госкорпорация «Ростех», Газпромнефть, Роснефть и др.

Участники списка секторальных санкций SSI публикуются здесь: http://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/sdn-list/pages/ssi_list.aspx

Итак, мы разобрались с тем, что такое санкции, каковы их виды и особенности, механизм их применения. Теперь попытаемся определить основные пути минимизации их негативного влияния на российскую экономику. Начнем по порядку.

  1. Отказ от доллара. Переход на расчеты в национальных валютах.

Это первый и основополагающий принцип, без которого сам вопрос минимизации последствий санкций становится бессмысленным. Дело в том, что практическое применение тех или иных санкций возможно только в случае…если международные расчеты осуществляются в долларах США! OFAC может отслеживать только долларовые транзакции. Подвергаются комплаенс-риску компании, проводящие международные расчеты в американской валюте.

В качестве примера из отечественной практики можно привести случай, когда в январе 2014 года «Банк Москвы» был оштрафован на 9,4 млн.долл. за транзакции с участием «Банк Мелли Иран», находящимся под санкциями США в лице OFAC. Инцидент неприятный, но по мировым меркам сумма оказалась незначительной. К примеру, в том же 2014 году крупнейший французский банк BNP Paribas SA выплатил рекордный штраф в размере 8,97 млрд.долл. за многочисленные нарушения режима санкций в отношении Ирана, Кубы и Судана. В обоих случаях уязвимость попавшим под штрафы банкам обеспечило проведение ими запрещенных транзакций в американской валюте.

Напомним, что OFAC устанавливает размеры штрафов. А это значит, что данная организация имеет практическую возможность оказывать прямое воздействие на финансовую устойчивость участников международных расчетов, которые проводят запрещенные OFAC операции. Более того, нарушение режима санкций влечет потерю деловой репутации – «независимые» мировые СМИ находят значимый информационный повод в обнародовании применения дисциплинарных мер, что позволяет огромному количеству контрагентов в мире узнавать о незаконной практике того или иного хозяйствующего субъекта. В свою очередь, это влечет за собой снижение доходов и замедление развития попавшей под штрафы компании.

Таким образом, из вышесказанного вытекает весьма любопытный вывод: повсеместное использование доллара в качестве средства международных расчётов обеспечивает США не только политическое и экономическое доминирование, но и способствует распространению американской юрисдикции на другие страны.

Действительно, когда вся мировая торговля ведется в долларах США, под американскую юрисдикцию (посредством OFAC) автоматически попадает весь мир. Очевидно, что без отказа от доллара и перехода на национальные валюты приоритет национального права над международным не обеспечит ожидаемого эффекта.

  1. Развитие национальной платежной системы.

Ни для кого не секрет, что после терактов 11 сентября 2001 года ЦРУ и Министерство финансов США получили доступ к финансовой информации SWIFT с целью отслеживания возможных финансовых транзакций террористов (притом, что «родиной» SWIFT является Бельгия). Путем расшифровки SWIFT-трафика они  получают информацию о долларовых межбанковских операциях в масштабах мировой финансовой системы. Минимизировать возможности финансового шпионажа со стороны Соединенных Штатов могло бы создание и функционирование некой альтернативной платформы – национальной системы платежей, к которой бы компетентные органы «цитадели демократии и свободы» не имели бы доступа.

В сентябре 2014 года предложение создать российский аналог SWIFT было выдвинуто РСПП и банковской ассоциацией «Россия», когда депутаты Европарламента предложили отключить РФ от системы в рамках очередного санкционного пакета. И уже через три месяца ЦБ РФ запустил аналог западной системы SWIFT в тестовом режиме. По мнению экспертов, новый сервис позволит коммерческим банкам обмениваться платежными поручениями, не выводя информацию за пределы страны. Тем самым, Банк России возложил на себя функцию передачи межбанковских сообщений, включая валютные.

Между тем, SWIFT представляет собой лишь канал связи, но не средство денежных переводов. Полноценная защита от санкций невозможна без национальной системы платежных карт (НСПК). Наглядным примером была ситуация с заблокированием без предварительного уведомления пластиковых карт банка «Россия», «Собинбанка», «Инвесткапиталбанка» и «СМП Банка» со стороны платежных систем Visa и Mastercard.

Дело в том, что транзакции Visa и MasterCard проходят через США, а в случае введения санкций против какого-либо банка у него арестовываются корреспондентские счета, открытые в западных банках. Это означает, что платежные системы просто не могут провести операции клиентов таких банков, иначе им придется оплачивать эти услуги за счет собственных средств.

Решением проблемы должно стать функционирование российской платежной системы «Мир», оператором которой выступает подконтрольная ЦБ РФ структура – АО «НСПК». Запуск и дальнейшее развитие национальных платежных инструментов планируется к концу 2015 года.  К этому же времени должно завершиться перенесение процессинга Visa и Mastercard в Россию.

Можно предположить, что дальнейшим методологическим развитием российского аналога SWIFT и НСПК могла бы стать их интеграция в системы стран СНГ и БРИКС. Важно, чтобы при этом обслуживающие банки не имели прямых корреспондентских отношений с банками США (либо образованными в соответствии с законодательством США), а также их дочерними банками и филиалами.

  1. Расширение внутреннего кредита. Изменение финансово-экономической политики.

В сентябре 2015 года советник Президента РФ по экономике и академик РАН С.Ю. Глазьев на заседании Совбеза РФ достаточно четко и аргументировано изложил точку зрения, согласно которой важным условием нейтрализации западных санкций является переход с внешних на внутренние источники кредита.

В условиях, когда для российских компаний и банков внешние рынки капитала с их дешевыми кредитами фактически закрыты, архиважной задачей является изменение денежно-кредитной политики, ее ориентация на создание внутренних источников инвестиций и экономического роста. С.Ю. Глазьев справедливо отмечает, что «политика Банка России по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания внешних источников кредита влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными последствиями».

Академик предлагает в качестве первоочередных мер в условиях санкций радикальное снижение ключевой ставки, вывод резервных фондов из иностранной валюты, полный запрет на кредиты в валюте, валютное регулирование и ограничения на трансграничное движение капитала. Особым пунктом программы выхода из экономического «паралича» «по Глазьеву» является введение многоканальной системы кредитования, когда коммерческие банки фондируются под конкретные цели государства (деньги распределяются по госпрограммам). Уровень ставки рефинансирования при этом устанавливается дифференцированно, с учетом отраслевой специфики и нормы рентабельности в каждой конкретной отрасли.

Между тем, рекомендации советника Президента РФ по экономике остались неуслышанными – 30 октября на заседании Совета Директоров Банка России второй раз подряд было принято решение оставить ключевую ставку без изменений на уровне 11%. Вместо экстренного вывода резервных фондов из иностранных активов правительство Д. Медведева недавно осуществило вложения в ценные бумаги США на сумму 8 млрд.долл. Есть все основания утверждать, что без изменения статуса ЦБ РФ путем законодательного ограничения его независимости от государства, а также смены либерального кабинета министров радикального пересмотра проводимой политики и ухода от «Вашингтонского консенсуса» ожидать не стоит.

А это значит, что все заявления представителей экономического блока Правительства РФ о достижении «дна» кризиса» и переходе в стадию восстановления в условиях санкций  в лучшем случае отражают лишь краткосрочные ожидания. В долгосрочной же перспективе только успешная реализация трех вышеперечисленных (но не исчерпывающих) пунктов помогут выйти нашей экономике на этап устойчивого роста, а российским компаниям и банкам — нейтрализовать комплаенс-риски, оказавшись за периметром зоны применения санкций».

Чигирёв Вадим Юрьевич,

кандидат экономических наук,

член Воронежского регионального отделения

Партии Великое Отечество

 

По материалам сайта: партиявеликоеотечество.рф

 

У вас недостаточно прав для комментирования

Log in to comment