Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

     Вроде бы известно, что благосостояние измеряется величиной  валового национального продукта, ВНП. Наш Гарант несколько лет назад обещал его удвоить, и даже отчитался о достигнутом удвоении.  

        

      Научно – теоретическая основа измерения  валового национального продукта – исполнение деньгами функции измерителя стоимости – мифического понятия, якобы присущего всему, что ни есть на белом свете. Эта самая стоимость, как «установил» Маркс – внутреннее свойство ВСЕГО, но свойство столь таинственное, что уже полтораста лет лучшие умы бьются над его исследованием - и всё никак.

     Пока стоимость не поддалась, весь цивилизованный мир, к которому, несомненно, относится и наш Гарант, норовит всё измерять деньгами. Из этих измерений иногда получаются немалые конфузы. Об одном из таких конфузов и рассказ.

     С 1968 по 1987 годы, официальные расходы СССР на оборону  колебались между 17 и 20 млрд. рублей.  По курсу тогдашнего черного рынка это  5-6 млрд. долларов, что было сопоставимо с военными расходами маленькой Швеции или  Финляндии. США  тратили  на военные расходы более 300 млрд. долларов в год. Считалось, что между СССР и США есть военный паритет, а раз так, то цивилизованный мир  был уверен, что Советы сильно преуменьшают цифру своих военных расходов и долю военных затрат в своём ВНП. 

    Поскольку советский ВНП уступал американскому вчетверо, из западной логики следовало, что доля советских военных расходов в ВНП должна быть в четыре раза больше, то есть 24–25% против американских 6%. Западными данными такой высокий процент также не подтверждался. Они называли цифру 7-8%. Такое вопиющее несоответствие финансовых параметров вызывало дискомфорт в головах наших западных партнёров, и они стали вычислять «правильную» цифру советских военных расходов в долларах. Сразу замечу, (это потом стало достоверно известно), что наш военный потенциал в натуральном выражении партнёрская разведка оценивала верно. А вот в деньгах…

      В деньгах многочисленные партнёрские аналитические центры (а их на развал СССР работало около 1200) выдавали самые разнообразные оценки советских военных расходов. Лондонский международный институт стратегических исследований, например, оценил реальные военные расходы России в 1999 году в 57 млрд. долл., - ровно на порядок больше официально заявленного,  переведенного в доллары по обменному курсу Центрального Банка. ВНП России этот институт оценил в 1100 млрд. долл., вчетверо выше официальных 277 млрд. Доля  военных расходов по выкладкам института составила 5% ВНП.

   Для определения денежной оценки наших военных расходов американские партнёры подошли фундаментально. ЦРУ разработало (ла ?) собственный компьютеризованный метод подсчета, который получил название SCAM. Затраты на его реализацию с  1950-х  годов до 1991 года по оценке американских же экспертов составили от 5 до 10 млрд. долларов в ценах 1990 года, от 200 до 500 млн. долл. в год.

     Метод содержал два основных блока - блок определения количества производимой военной продукции и услуг, необходимых для оснащения и содержания советской армии и блок определения цен.  Определение количества военной продукции потребовало сбора огромного объема исходных разведывательных данных, что оказался непосильным даже для ЦРУ. Поэтому к программе SCАМ были привлечены практически все разведслужбы США – не менее 17 организаций. Только расходы на аэрокосмическую разведку, которые прямо не включались программу SCАМ, по американским же оценкам, превысили 250 млрд. долл.

     Для выполнения работ по блоку определения цен американцы привлекали и  университеты, и исследовательские центры, и частные фирмы, и отдельных ученых-экономистов. Лучшие экономические умы Америки 20 лет работали над методикой определения одной цифры. Скажу, забегая вперёд – они получили пшик.

     Внутренним ценам на советскую военную продукцию ЦРУ не доверяло, поэтому определяло их путём подсчёта в долларах стоимости разработки или производства в США того или иного образца вооружения с подобными техническими характеристиками. Потом американские цены в долларах переводились в рубли по паритету покупательной способности, который  также определялся специально разработанным для этого случая методом. Упрощённо, ППС показывает количество денежных единиц одной страны, необходимых для покупки некоего стандартного набора товаров и услуг, который можно купить за одну денежную единицу другой страны. На базе специально вычисленного ППС ЦРУ получало условные, так называемые «ресурсные» рубли.

     В результате такого хитроумного расчёта часто  получалось, что СССР в долларах тратит на вооружение больше, чем США, при относительно меньшей нагрузке на экономику. В 1974 году, например, по расчётам ЦРУ военные расходы СССР в долларовом выражении были на 20% выше, чем в США (100 млрд. долл. против 80), при этом доля советских военных расходов в ВНП в рублях была всего 6%, а доля американских - 7%. То есть, по расчётам ЦРУ-ушников получалось, что советская военная экономика вдвое эффективнее американской.

     В общем, не заладилась работа у наших партнёров. Они всячески модифицировали и совершенствовали методы расчётов, но результаты были  - от неудовлетворительных до вопиюще нелепых. Их неудачи  стали широко известны общественности.  Директор ЦРУ Дж. Вулси вынужден был публично оправдываться за такие результаты в телевизионных шоу. На шоу всплыло, что ЦРУ не смогло спрогнозировать развал СССР, военной мощью которого так долго пугали американцев. В конце концов, заместитель министра обороны США Ричард Перл написал следующее:

    «Неспособность точно оценить количество денег, которые Советский Союз вложил в свою чудовищную военную программу, бесспорно является одним из величайших разведывательных провалов современности. Если учесть те гигантские средства, которые были предоставлены в распоряжение ЦРУ для установления правды о советских военных расходах, то можно без колебаний утверждать, что мы имеем дело с самым дорогостоящим провалом в истории разведки…»

    Сенатор Мойнихен вообще внес в Сенат США законопроект о роспуске ЦРУ за допущенные им ошибки в оценке возможностей советской экономики.

   Одним словом, провал. При  том, что подсчёт военного потенциала СССР в штуках и тоннах был достаточно точным, янки потратили чудовищные деньги на определение, по сути одной единственной цифры. Как бы это ни было для них обидно, в этом провальном подсчёте они оказались марксистами. Они пытались подсчитать в долларах цену  разработки или производства в США каждого советского продукта, пригодного для использования в военном  деле – от консервированного гороха до стратегических видов оружия. Другими словами, янки определяли  то внутренне общее, что присуще каждому продукту, сделанному в СССР, и этому же образцу, но сделанному  в США. А это ни что иное, как марксова стоимость – мифическое понятие, об которое, прости Господи, экономисты продолжают по сей день ломать копья без всякого успеха.

     Если бы партнёры отказались от идеи - фикс  старого Маркса, и  отринули бы миф стоимости и вообще миф о способности денег измерять, то у денег (по Марксу же! - иного никто внятно не предложил) осталась бы функция средства обращения, она же средство платежа. В этом случае деньги становятся информационным  связующим в технологических цепочках, направленных на достижение заранее определённой цели. В цепочках оборачиваются самые разнообразные ценности. По причине того, что ценности разные, количество денег, участвующих в обеспечении работы технологических цепочек, будет на каждом этапе разное. Для советского планового хозяйства это фактор не был существенным из – за нулевой стоимости кредита, а при капитализме он более чем существенный и компенсируется дорогим кредитом, то есть рентами ростовщиков. Если технологические цепочки длинные (а в  оружейном бизнесе они длинные), то каждый следующий технологический передел содержит ренту предыдущего, то есть ренту на ренту. А следующий – ренту на ренту на ренту… Для сведения: при проектировании и производстве американской ракетной системы «Поларис» (середина 60-х годов) участвовало около 10 тысяч поставщиков и субподрядчиков. Сколько ступеней в этом порядке «рента на ренту на ренту» - сложно вообразить.

     Для нашего вопроса существенно то, что деньги, выполняя функцию средства обращения-платежа, в интересующих нас хозяйственных системах – советской и американской - обслуживают совершенно разные процессы. Следовательно, по определению разными будут и количества денег. Больше того, никакой денежный подсчёт не даст внятной характеристики системы, которую эти деньги обслуживают. Если деньги – кровь индустрии, то по аналогии - что толку вам знать, что общий оборот крови через ваше сердце в сутки составляет 10 кубометров? Крови у вас всего 5 - 6 литров, и мудрый организм многократно использует её, руководствуясь очень сложным алгоритмом. Если ваш алгоритм не в порядке, не станете же вы выяснять количество прокачиваемой вашим сердцем крови? У вас ведь будет масса претензий к доктору, если в ответ на ваше обращение он начнёт выяснять, сколько крови проходит через ваше конкретное сердце, и на основании только этого подсчёта поставит диагноз. Но ведь именно это и сделало научно - шпионское сообщество наших заокеанских партнёров!  Сообщество, само не понимая, кинулось определять СТОИМОСТЬ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ ПРОГРАММЫ по Марксу, в американских единицах измерения, имея на руках всё необходимое для любого шпиона – натуральные показатели, которыми сознательно  пренебрегло. Скорее всего, наши партнёры психологически не могли действовать по другому, ибо с молоком матери они впитали, что деньги – это ресурс, сопровождающий и обуславливающий любое действие,  тем более, в оружейном бизнесе. Так что их громкий провал – концептуальный, заранее предрешённый. Военная же машина Советской России была построена на целеполагании, основанном на прямой субъективной оценке эффективности конкретного оружия и подсчёте, возможно ли ресурсами государства обеспечить производство  этого оружия. При всех недостатках, этот подход и раньше демонстрировал высокую эффективность, и до сих пор обеспечивает существование нашей страны – атомный щит, ведь, из того времени. Практически янки доказали не только неприменимость сравнительного стоимостного подсчёта к оценке как военного, так и вообще хозяйственного потенциала разных стран, но и грандиозное преимущество экономического порядка в СССР против их собственного. 

    В заключении следует сказать, что материалам по этой теме мы обязаны разведчику – нелегалу  Виталию Васильевичу Шлыкову (1934-2011) и его статье в «Военном вестнике МФИТ» 2001, № 8–9. www.mfit.ru.

Источник

У вас недостаточно прав для комментирования

Log in to comment